Достопримечательности

Петропавловский собор

Собор святых апостолов Петра и Павла. Петропавловский собор был воздвигнут по проекту архитектора Д. Трезини в 1712-1733 годах в стиле раннего русского барокко, и это была первая церковь, построенная в Санкт-Петербурге из камня на территории Петропавловской крепости.

С 1733 до 2012 года собор высотой 122,5 м был самым высоким зданием Санкт-Петербурга, а до 1952 года — самым высоким в России. Этот храм, возведенный швейцарцем Доменико Трезини, соединяет традиции протестантской архитектуры Северной Европы и итальянского барокко. Высота шпиля – 122,5 м. Образ флюгера в виде летящего ангела позаимствован Трезини из Роттердамской ратуши. На колокольню можно подняться, осмотреть часовой механизм и систему колоколов. Отсюда открывается захватывающий вид на Петербург.
Внутри собор не имеет ничего общего с традиционным древнерусским зодчеством: великолепные резные барочные иконостас, кафедра проповедника и царское место контрастируют с аскетичным пространством храма. На стенах первые русские картины маслом, до этого русские церкви украшали только иконы.
Петропавловский собор – усыпальница семьи Романовых. Здесь похоронены все русские цари династии Романовых, за исключением Петра II и Ивана VI, их дети и внуки – великие князья. Надгробья единообразные, из белого каррарского мрамора. Исключение – памятники на могилах Александра Второго Освободителя и упокоившейся ранее его государыни Марии Александровны. Они выполнены из русских самоцветов.
Отдельно в Екатерининском приделе – последнее место упокоения останков царственных мучеников Николая II, императрицы Александры Федоровны, наследника Алексея Николаевича и цесаревен Ольги, Татьяны, Марии, Анастасии. Здесь же похоронены принявшие мученическую смерть слуги последней царской семьи.

Постепенно крепость теряла военное значение, и ее комендантами становились заслуженные генералы, обычно инвалиды. Их хоронили возле собора на небольшом Комендантском кладбище, расположенном возле собора.

Адрес Петропавловского собора:
Санкт-Петербург, Петропавловская крепость, Соборная площадь, 1.

Режим работы Петропавловского собора в 2018 г.
• С 10:00 до 18:00
• Среда — выходной день
• По воскресеньям собор открывается в 11:00
• По вторникам собор закрывается в 17:00
• Режим работы может быть изменен для проведения богослужений

Стоимость билетов в Петропавловский собор в 2018 г.
• для взрослых — 450 руб.;
• для учащихся — 250 руб.;
• для пенсионеров — 200 руб.

Чи́жик-Пы́жик

Па́мятник Чи́жику-Пы́жику — памятник в Санкт-Петербурге. Был установлен 19 ноября 1994 года на Фонтанке, у Михайловского (Инженерного) замка рядом с 1-м Инженерным мостом, напротив дома № 12/1.

Недалеко от места расположения памятника, в доме № 6 по набережной Фонтанки, с 1835 по 1918 год располагалось Императорское училище правоведения, студенты которого носили мундиры зелёного цвета с жёлтыми петлицами и обшлагами. Согласно популярной петербургской легенде, за расцветку этого мундира, напоминавшую оперение чижа, а также за традиционные пыжиковые шапки студентов училища прозвали «чижиками-пыжиками», и именно о них была сочинена известная песенка:

Чижик-пыжик, где ты был?
На Фонтанке водку пил.
Выпил рюмку, выпил две — Закружилось в голове.

Доподлинно не известен ни автор, ни время появления этой шуточной песенки, очевидное противоречие легенде известно из переписки современников Пушкина: пародия «Гнедич, Гнедич! где ты был? На Кавказе ж…ку мыл; вымыл разик, вымыл два, освежилась голова» есть уже в письме А. Е. Измайлова, написанном 16 ноября 1825, за десять лет до того, как появилось училище правоведения.

Идея памятника Чижику-Пыжику была высказана писателем Андреем Битовым во время проведения фестиваля сатиры и юмора «Золотой Остап» в 1994 году. Воплотил эту идею грузинский режиссёр, сценарист и скульптор Резо Габриадзе совместно с архитектором Славой Бухаевым.
Существует поверье, согласно которому, если загадать желание и попасть монеткой в постамент, на котором стоит Чижик-Пыжик (монетка непременно должна остаться лежать на камне), то желание обязательно сбудется. Для молодожёнов есть ещё одна традиция: жених должен опустить привязанную на верёвке наполненную рюмку к памятнику и «чокнуться» с клювом чижика, не разбив её. Это залог счастья для молодой семьи.
Высота памятника — 11 см, масса — около 5 кг.
За время существования памятника его похищали семь раз, но каждый раз скульптура возвращалась на место или восстанавливалась заново.

 

АЛЕКСАНДРОВСКАЯ КОЛОННА

Алекса́ндровская коло́нна (нередко её называют Александрийский столп, по стихотворению А. С. Пушкина «Памятник», однако корректность такого названия ставится под сомнение — подробнее см. в статье Александрийский столп (А. С. Пушкин)). Находится в ведении Государственного Эрмитажа. Воздвигнут в стиле ампир в 1834 году в центре Дворцовой площади архитектором Огюстом Монферраном по указу императора Николая I в память о победе его старшего брата Александра I над Наполеоном. Этот памятник дополнил композицию Арки Главного штаба, которая была посвящена победе в Отечественной войне 1812 года. Идею сооружения монумента подал знаменитый архитектор Карл Росси. Планируя пространство Дворцовой площади, он полагал, что в центре площади нужно расположить памятник. Однако предложенную идею установки ещё одной конной статуи Петру I он отверг. Открытый конкурс был официально объявлен от имени императора Николая I в 1829 году с формулировкой в память о «незабвенном брате».Огюст Монферран откликнулся на этот вызов проектом воздвижения грандиозного гранитного обелиска, но этот вариант был отклонён императором.

Эскиз того проекта сохранился и находится в настоящее время в библиотеке Института инженеров путей сообщения. Монферран предлагал установить громадный гранитный обелиск высотой 25,6 метра (84 фута или 12 саженей) на гранитном цоколе 8,22 метра (27 футов). Лицевую грань обелиска предполагалось украсить барельефами, изображающими собой события войны 1812 года в снимках со знаменитых медальонов работы медальера графа Ф. П. Толстого.
На пьедестале планировалось выполнить надпись «Благословенному — благодарная Россия». На пьедестале архитектор видел всадника на коне, попирающем ногами змею; впереди всадника летит двуглавый орёл, за всадником следует богиня победы, венчающая его лаврами; коня ведут две символические женские фигуры.
На эскизе проекта указано, что обелиск должен был превзойти все известные в мире монолиты своей высотой (тайно выделяя обелиск, установленный Д. Фонтана перед собором св. Петра). Художественная часть проекта превосходно выполнена акварельной техникой и свидетельствует о высоком мастерстве Монферрана в различных направлениях изобразительного искусства.
Пытаясь отстоять свой проект, архитектор действовал в пределах субординации, посвятив Николаю I своё сочинение «Plans et details du monument consacré à la mémoire de l’Empereur Alexandre», но идея всё же была отвергнута и Монферрану было недвусмысленно указано на колонну как на желаемую форму памятника.
Второй проект, который впоследствии и был реализован, заключался в установке колонны, высотой превышающей Вандомскую (воздвигнутую в честь побед Наполеона). В качестве источника вдохновения Монферрану была предложена Колонна Траяна в Риме.
Узкие рамки проекта не позволили архитектору уйти от влияния всемирно известных образцов, и его новое произведение стало лишь лёгким видоизменением идей предшественников. Художник выразил свою индивидуальность, отказавшись от использования дополнительных украшений, подобных барельефам, спирально обвивающим стержень античной колонны Траяна. Монферран показал красоту гигантского полированного монолита розового гранита высотой 25,6 метров (12 саженей).
Кроме того, Монферран сделал свой монумент выше всех существующих монолитных колонн. В этом новом виде 24 сентября 1829 года проект без скульптурного завершения был утверждён государем.
Строительство велось с 1829 года[3] по 1834 год. С 1831 года председателем «Комиссии о построении Исаакиевского собора», отвечавшей и за установку колонны был назначен граф Ю. П. Литта.
Для гранитного монолита — основной части колонны — была использована скала, которую наметил скульптор в предыдущие его поездки в Финляндию. Добыча и предварительная обработка производились в 1830—1832 годах в Пютерлакской каменоломне, которая находилась между Выборгом и Фридрихсгамом. Эти работы проводились по методу С. К. Суханова, руководили производством мастера С. В. Колодкин и В. А. Яковлев.
После того, как каменотёсы, обследовав скалу, подтвердили пригодность материала, от неё была отсечена призма, значительно превосходившая своими размерами будущую колонну. Были использованы гигантские приспособления: громадные рычаги и ворота для того, чтобы сдвинуть глыбу с места и опрокинуть её на мягкую и упругую подстилку из елового лапника.
После отделения заготовки, из этой же скалы были вырублены громадные камни для фундамента памятника, самые большие из которых весили около 25 тыс. пудов (более 400 тонн). Их доставка в Санкт-Петербург производилась водным путём, для этого была задействована барка особой конструкции.
Монолит же был оболванен на месте и подготовлен к транспортировке. Вопросами перевозки занимался корабельный инженер полковник К.А. Глазырин, который сконструировал и построил специальный бот, получивший имя «Святой Николай», грузоподъёмностью до 65 тыс. пудов (1100 тонн). Для выполнения погрузочных работ был сооружён специальный мол. Погрузка производилась с деревянной платформы на его окончании, совпадающей по высоте с бортом судна.
Преодолев все трудности, колонну погрузили на борт, и монолит отправился в Кронштадт на барже, буксируемой двумя пароходами, чтобы оттуда отправиться к Дворцовой набережной Санкт-Петербурга. Прибытие центральной части колонны в Санкт-Петербург состоялось 1 июля 1832 года. За все вышеперечисленные работы отвечал подрядчик, купеческий сын В. А. Яковлев, дальнейшие работы производились на месте под руководством О. Монферрана.
С 1829 года на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге начались работы по подготовке и строительству фундамента и пьедестала колонны. Руководил работами О. Монферран.
Сначала была проведена геологическая разведка местности, в результате которой недалеко от центра площади на глубине 17 футов (5,2 м) был обнаружен подходящий песчаный материк. В декабре 1829 года место для колонны было утверждено, и под основание было забито 1250 сосновых шестиметровых свай. Затем сваи были срезаны под ватерпас, образовав площадку под фундамент, по оригинальному методу: дно котлована залили водой, и сваи срезали по уровню водного зеркала, что обеспечило горизонтальность площадки.
Этот способ был предложен генерал-лейтенантом А. А. Бетанкуром — архитектором и инженером, организатором строительства и транспорта в Российской империи. Ранее с применением похожей технологии был заложен фундамент Исаакиевского собора.
Фундамент памятника был сооружён из каменных гранитных блоков полуметровой толщины. Он был выведен до горизонта площади тёсовой кладкой. В его центр была заложена бронзовая шкатулка с монетами, отчеканенными в честь победы 1812 года.
Работы были закончены в октябре 1830 года.
После установки колонны оставалось закрепить на пьедестале барельефные плиты и элементы декора, а также выполнить окончательную обработку и полировку колонны. Колонна была увенчана бронзовой капителью дорического ордера с прямоугольной абакой из кирпичной кладки с бронзовой облицовкой. На ней был установлен бронзовый цилиндрический пьедестал с полушаровым верхом.
Параллельно со строительством колонны, в сентябре 1830 года О. Монферран работал над статуей, предполагаемой к размещению над ней и, согласно пожеланию Николая I, обращённой к Зимнему дворцу. В первоначальном проекте колонну завершал крест, обвиваемый змеёй для декорации крепежа. Кроме того, скульпторами Академии художеств предлагались несколько вариантов композиций фигур ангелов и добродетелей с крестом. Существовал вариант с установкой фигуры святого князя Александра Невского.
Открытие памятника состоялось 30 августа (11 сентября) 1834 года и ознаменовало окончание работ по оформлению Дворцовой площади. На церемонии присутствовали государь, царское семейство, дипломатический корпус, стотысячное русское войско и представители русской армии. Оно осуществлялось в подчёркнуто православном антураже и сопровождалось торжественным богослужением у подножия колонны, в котором принимали участие коленопреклонённые войска и сам император.
Это богослужение под открытым небом проводило параллель с историческим молебном русских войск в Париже в день Православной Пасхи 29 марта (10 апреля) 1814 года.
В честь этого события в том же году тиражом 15 тыс.был выбит мемориальный рубль.
Александровская колонна напоминает образцы триумфальных сооружений античности, монумент обладает удивительной чёткостью пропорций, лаконизмом формы, красотой силуэта.
Это самый высокий монумент в мире, выполненный из цельного гранита и третий по высоте после Колонны Великой Армии в Булонь-сюр-Мер и Трафальгарской (колонны Нельсона) в Лондоне. Она выше аналогичных монументов мира: Вандомской колонны в Париже, колонны Траяна в Риме и колонны Помпея в Александрии.
Через два года после установки памятника, в 1836 году под бронзовым навершием гранитной колонны на полированной поверхности камня стали появляться бело-серые пятна, портящие внешний вид монумента.
В 1841 году Николай I повелел провести осмотр замеченных тогда на колонне изъянов, но заключение освидетельствования гласило, что ещё в процессе обработки кристаллы гранита частично выкрошились в виде небольших впадин, которые и воспринимаются как трещины.
Александром II в 1861 году был учреждён «Комитет для исследования повреждений Александровской колонны», в который вошли учёные и архитекторы. Были возведены леса для осмотра, в результате которого комитет пришёл к заключению, что, действительно, на колонне присутствуют трещины, изначально свойственные монолиту, но было высказано опасение, что увеличение числа и размеров их «может породить обрушение колонны».
По поводу материалов, которыми следует заделать эти каверны, шли дискуссии. Русским «дедушкой химии» А. А. Воскресенским был предложен состав, «который должно было придать закрывающей массе» и, «благодаря которому трещина в Александровской колонне остановлена и закрыта с полнейшим успехом» (Д. И. Менделеев).
Для регулярного осмотра колонны на абаке капители закрепили четыре цепи — крепёж для подъёма люльки; кроме того, мастерам приходилось периодически совершать «восхождение» на монумент для очистки камня от пятен, что было непростым делом, учитывая большую высоту колонны.
Декоративные фонари у колонны выполнены через 40 лет после открытия — в 1876 году архитектором К. К. Рахау.
За всё время с момента своего открытия до конца XX века колонна пять раз подвергалась реставрационным работам, носящим скорее косметический характер.
После событий 1917 года пространство вокруг памятника было изменено, а ангела на праздники закрывали окрашенным в красный цвет брезентовым колпаком или маскировали шарами, спускаемыми с зависающего дирижабля.
Ограда была демонтирована и переплавлена на патронные гильзы в 1930-х годах.
В период блокады Ленинграда монумент был укрыт лишь на 2/3 высоты. В отличие от коней Клодта или скульптур Летнего сада скульптура осталась на своём месте и ангел получил ранение: на одном из крыльев остался глубокий осколочный след, кроме этого осколками снарядов монументу были нанесены более сотни мелких повреждений. Один из осколков застрял в барельефном изображении шлема Александра Невского, откуда был извлечён в 2003 году.
Реставрация проведена в 1963 году (бригадир Н. Н. Решетов, руководителем работ был реставратор И. Г. Блэк).
В 1977 году на Дворцовой площади были проведены реставрационные работы: вокруг колонны были восстановлены исторические фонари, асфальтовое покрытие было заменено гранитом и диабазовой брусчаткой.
В конце XX века, по прошествии определённого времени с момента предыдущей реставрации, всё острее стала ощущаться необходимость проведения серьёзных восстановительных работ и, в первую очередь, детального исследования памятника. Прологом начала работ стали мероприятия по исследованию колонны. Их вынуждены были произвести по рекомендации специалистов музея городской скульптуры. Тревогу специалистов вызывали большие трещины у вершины колонны, заметные в бинокль. Осмотр производился с вертолётов и альпинистами, которые в 1991 году впервые в истории петербургской реставрационной школы произвели высадку исследовательского «десанта» на вершине колонны с помощью специального пожарного крана «Магирус Дойц».
Закрепившись наверху, альпинисты выполнили фото- и видеосъёмку скульптуры. Был сделан вывод о необходимости безотлагательного проведения реставрационных работ.
Финансирование реставрации взяло на себя московское объединение «Хазер Интернейшнл Рус». Для проведения работ стоимостью 19,5 миллиона рублей на памятнике была выбрана фирма «Интарсия»; этот выбор был сделан по причине наличия в организации персонала, имеющего большой опыт работы на подобных ответственных объектах. Работами на объекте занимались Л. Какабадзе, К. Ефимов, А. Пошехонов, П. Португальский. Руководил работами реставратор первой категории Сорин В. Г.
К осени 2002 года были возведены леса, и реставраторы провели исследования на месте. Практически все бронзовые элементы навершия находились в аварийном состоянии: всё было покрыто «дикой патиной», фрагментарно начала развиваться «бронзовая болезнь», цилиндр, на который опиралась фигура ангела, истрескался и принял бочкообразную форму. Внутренние полости памятника удалось исследовать с помощью гибкого трёхметрового эндоскопа. В результате реставраторам также удалось установить, как выглядит общая конструкция памятника и определить отличия изначального проекта от его реального воплощения.
Одним из результатов исследования стала разгадка появляющихся пятен в верхней части колонны: они оказались продуктом разрушения кирпичной кладки, вытекающим наружу. 25 сентября 2009 г. Банк России выпустил в обращение памятную монету номиналом 25 рублей посвящённую 175-летию Александровской колонны в Санкт-Петербурге. Монета изготовлена из серебра 925-й пробы тиражом 1000 экземпляров и весом 169,00 грамма.
Характеристики
Вид с южной стороны
• Общая высота сооружения 47,5 м.
• Высота ствола (монолитной части) колонны 25,6 м (12 саженей).
• Высота пьедестала 2,85 м (4 аршина),
• Высота фигуры ангела 4,26 м,
• Высота креста 6,4 м (3 сажени).
• Нижний диаметр колонны 3,5 м (12 футов), верхний — 3,15 м (10 футов 6 дюймов).
• Размер постамента — 6,3×6,3 м.
• Размеры барельефов — 5,24×3,1 м.
• Размеры ограды 16,5×16,5 м
• Общий вес сооружения 704 тонны.
• Вес каменного ствола колонны около 600 тонн.
• Общий вес навершия колонны около 37 тонн.
Сама колонна стоит на гранитном основании без каких-либо дополнительных опор, лишь под действием силы собственной тяжести.

Как добраться:
Ближайшее метро
Адмиралтейская — 730 м.
Невский проспект — 1.2 км.
Гостиный двор — 1.6 км.

Невский проспект

Невский проспект – визитная карточка города, где каждый дом, каждая улица – уникальная достопримечательность. Он является главной артерией Санкт-Петербурга, длина Невского проспекта достигает 4,5 километров

На момент 1705 года в плане нового города, возведенного Петром I на берегу Невы, длинного проспекта еще нет. Однако, необходимость создания улицы на том месте, где сейчас он располагается, возникла практически сразу после начала строительства Петербурга. В то время единственным путем на суше, который соединял Адмиралтейство Петербурга с основной частью страны была Новгородская дорога и ответвленная от нее тропа вдоль Невы.
Правая сторона улицы, имеющая нечетную нумерацию горожане неофициально называют «теневой», а противоположную сторону – «солнечной».
На протяжении XVIII столетия Невский проспект «прихорошился» уникальными домами, дворцами, принадлежавшими зажиточным и совсем не бедным горожанам. К сожалению, в результате крупного пожара в 1736 году, все постройки теневой стороны полностью выгорели. После этого было принято решение не возводить деревянные дома. Все здания, построенные после 1766 года – каменные.
В XVIII веке поблизости от Зимнего дворца (который находился не там, где он располагается сейчас) строили свои дома представители знати. Некоторые здания сохранились, и сегодня радуют неповторимой архитектурой. Это Строгановский и Аничков дворцы, дом Чичерина и другие.
На противоположной стороне проспекта особенно выделяются церковь Св. Екатерины и Армянская церковь. Возведенный в середине XVIII века Гостиный двор немного преобразовал улицу в центр торговли.
В начале XIX столетия формируется Казанская площадь и возводится красивейший Казанский собор. Подобных сооружений в мире немного, собор удивляет своей мощью, неповторимыми архитектурными приемами. На пересечении с Садовой улицей появляется первая публичная библиотека. Также улица обновляется зданиями коммерческого предназначения. Появились банки, правления, несколько торговых домов. В 1851 году построено здание Московского вокзала, первоначально получившего название «Николаевский». Около вокзала образовалась площадь, раньше ее называли Знаменской, а после Февральской революции стали именовать площадью Восстания.
В 1832 году улицу мостят торцом, а через несколько лет масляные фонари заменяют на газовые. Вскоре появляется первый общественный транспорт – омнибусы и конка. Заметно преобразился проспект в конце XIX — начале XX. Улица озаряется электрическим освещением, многие дома надстраиваются в высоту и становятся 4-5-этажными. Сооружены новые здания, которые и сегодня украшают проспект – дом компании «Зингер», торговый дом Мертенса, дом Вальберга.

После Октябрьской революции Невский проспект переименован: по решению руководства города его стали именовать Проспектом 25 октября. Но такое незамысловатое название так и не смогло прижиться, петербуржцы привыкли называть его по-старому. В 1936 году по улице прошел первый троллейбус. Во время Великой Отечественной войны проспект не раз подвергался бомбардировкам, многие здания были разрушены. О страшных событиях блокадного Ленинграда напоминает табличка, предупреждающая об опасности при артобстрелах. Ее и сегодня можно увидеть на одной из стен дома №14.
С 1950 года начинается новая жизнь Невского проспекта. Его внешний вид практически восстановлен к 50-м годам. В этот период в городе многие улицы, представляющие историческую ценность, вновь получают свои первоначальные названия. Это коснулось и Невского проспекта. В 1950-х годах начинает строиться метро и на проспекте появляются две станции.
Сегодня Невский проспект представляет собой уникальное место, где можно увидеть различные слои общества Петербурга, каждый из которых нашел на центральной улице свое излюбленное место. Например, перед храмом святой Екатерины регулярно встречаются уличные художники, а молодежь, любящая вечерние тусовки, собирается неподалеку от Гостиного двора. Здесь ежегодно проводится множество различных городских мероприятий.
Невский проспект — лицо Санкт-Петербурга, ведь первое, что видят гости города, ступая на ленинградскую землю с Московского вокзала — именно эта улица. Не стоит пренебрегать пешими прогулками по проспекту, именно проходя мимо возвышающихся зданий, в которых царит истинный дух Петровского города, можно вернуться в прошлые века, ощутить всю его мощь и красоту.

Маски на городских фасадах Петербурга

Горгоны Дома Мейснера

Четыре грозных маскарона горгоны Медузы - практически единственные декоративные элементы на фасаде Дома Мейснера (Ждановская набережная, 9). Они уместились под самой крышей здания, и с улицы их почти не видно. Может быть, это и к лучшему: вид у них слишком пугающий даже для изображений горгон.

Ждановская набережная, 9. Горгоны на фасаде Дома Мейснера. Фото: Н.Булко/Город+ Горгоны

Согласно древнегреческой мифологии, — чудовищные существа с живыми змеями вместо волос. Всего сестёр-горгон было три: Сфено, Эвриала и Медуза, но наибольшую известность обрела последняя, младшая из них. Сказания о происхождении горгон разнятся: по одной из версий, их породили злобные чудища, повелители морских бурь Форкий и Кето (последнюю, согласно легенде, удалось умертвить только с помощью отрубленной головы её дочери). При этом якобы сёстры были прекрасными юными девами — Медуза же оказалась настолько красива, что её возжелал бог морей Посейдон. И получил желаемое, овладев девушкой в храме Афины, куда она пришла для защиты. Воинственная Афина так разгневалась поруганием своего храма, что обратила Медузу и её сестёр в уродливых злобных созданий, убивающих всё живое. По другой версии — Афина сделала чудовищем только Медузу, а сёстры добровольно приняли такое обличье, чтобы той не было одиноко и страшно в новом качестве. Сфено и Эвриала стали горгонами навечно, Медуза же была смертной. Однако убить её было не так просто: взгляд чудовища обращал в камень любое живое существо. Удалось это только Персею — он обезглавил горгону, смотря в щит, подаренный Афиной (богиня не успокоилась, превратив Медузу в чудовище, а ещё и активно помогала её уничтожить). Голову горгоны, взгляд которой превращал в камень и после смерти Медузы, Персей доставил Афине. Богиня поместила её на свой щит — чтобы устрашать врагов. Именно изображение головы горгоны — горгонийон — вошло впоследствии в художественную традицию. В средние века горгонийоны размещали не только на зданиях, но и носили при себе в качестве амулетов — считалось, что ужасающие изображения защищают от сглаза. В эпоху классицизма изображениями горгон часто украшали дома, уже не вкладывая большого значения в этот символ — его использовали в основном как дань античности, которой классицизм подражал во всём. Зодчие модерна нечасто обращались к образу, но если использовали горгонийоны — то в вычурной, гротескной манере, всячески пытаясь отстраниться от «канонического» изображения горгон. Не исключение — и Дом Мейснера на Ждановской набережной.

Ждановская набережная, 9. Горгоны на фасаде Дома Мейснера. Фото: Н.Булко/Город+ Дом был построен в 1904 году для купца Александра Мейснера, очень известной и яркой личности начала XX века. Как пишет в своей книге «На берегах реки Ждановки» историк Сергей Петров, Мейснер держал фирму по производству фотопринадлежностей, увлекался яхтами и изучением рыб, а также был зятем архитектора Николая Леонтьевича Бенуа. Дом на Ждановской, однако, строил не его тесть — а другой зодчий, приверженец модерна А.И. Стюнкель. В то время Петроградская сторона активно застраивалась доходными домами, и купец был не купец, если не имел там хотя бы одно здание для сдачи квартир внаём. Большинство таких домов строились по последнему «писку» наимоднейшего тогда модерна — и этот не стал исключением. Грузное строгое здание — образец не лёгкого, изящного, но холодного северного модерна.

ЗАГАДОЧНЫЕ МАСКИ ДОМА БЕНУА

Этот дом, находящийся так далеко от предыдущего (проспект Римского-Корсакова, 37/улица Глинки, 15) и построенный столетием ранее, оказался тесно с ним связан. Во-первых, здесь более века проживала творческая династия Бенуа — и, в том числе, архитектор Николай Леонтьевич Бенуа, тесть купца Мейснера, владельца дома на Ждановской. Во-вторых, его фасад тоже украшают маскароны, правда, выполненные в классической традиции. В одной из масок — страшной, с разинутым ртом, — угадывается облик горгоны Медузы, и это третье сходство домов. Впрочем, последнее не удивительно — по подсчётам краеведа, автора книги «Маскароны Петербурга» Бориса Скочилова, в городе на Неве по меньшей мере 67 зданий, на фасадах которых «дремлют» горгоны. «Самым популярным изображением можно считать горгонион с ограды Летнего сада работы Шарлеманя. Мотив горгониона неоднократно повторяется не только на фасадах домов, но и на парапетах мостов и даже на фонарях», — указывает в своей книге «Повести каменных горожан» писатель, историк Борис Алмазов.

Проспект Римского-Корсакова, 37/улица Глинки, 15. Горгона на фасаде Дома Бенуа. Фото: Н.Булко/Город+ Происхождение масок до конца не выяснено. Равно как и точное их значение. «Маски эти приписывались скульптору Прокофьеву. Их бы¬ло два типа. Одна изображала страшную, похожую на горгону «рожу» с разинутым ртом, другая очень миловидную, улыбаю¬щуюся особу с курьёзно повязанной над головой причёской. Че¬редование выражений ужаса и веселья тоже сыграли свою роль в моей детской психологии», — вспоминал изображения ещё один видный представитель династии, сын Николая Леонтьевича, художник Александр Бенуа в своих мемуарах. Кого олицетворяет вторая маска — изображающая прелестную девушку с затейливой причёской — можно только гадать. Некоторые исследователи считают, что это Андромеда — дочь эфиопского царя, принесённая в жертву чудовищу. Персей полюбил Андромеду и освободил её из плена, убив чудище головой Медузы. По другой версии, красивая девушка на фасаде здания — та же Медуза, но ещё до превращения в ужасную горгону. «Основой большинства изображений Медузы в маскаронах служит маска, созданная Фидием в V веке до Р.Х., и мраморная голова горгоны Медузы школы великого итальянца Бернини из Эрмитажа. Родоначальником же многозначной трактовки образа зловещей горгоны в России стал, конечно же, Ч. Камерон. Мало того что его горгона — один их первых маскаронов Медузы, где читается хорошее знакомство с творением Бернини, в нём заложена вся последующая загадочность и вся драматургия, связанная с этим мифологическим персонажем. Медуза Ч. Камерона — улыбается! Она не страшная и не отвратительная, что, однако, не мешает ей быть олицетворением зла», — пишет Алмазов.

Проспект Римского-Корсакова, 37/улица Глинки, 15. Женский маскарон на фасаде Дома Бенуа. Фото: Н.Булко/Город+ К слову, Дом Бенуа примечателен не только своими масками, но и тесной связью с историей русского искусства — о чём свидетельствуют мемориальные доски на фасаде. Так, помимо династии выдающихся архитекторов и художников Бенуа, давшей название дому, здесь проживали творческие династии Лансере (художники, архитекторы, скульпторы) и Серебряковых (художники). Все эти семьи были в родстве между собой. В советское время здесь долгие годы жил выдающийся живописец, график и педагог Николай Тырса, а затем — семья художников и иллюстраторов Басмановых. Марина Басманова была возлюбленной поэта Иосифа Бродского, ей он посвятил много любовной лирики — и, по словам старожилов, нередко посещал этот дом.

Поделиться:

VK
OK
Facebook
Twitter
Google+